Ководство.

§ 79. Делать фонт болдом или италиком. 28 декабря 2001.

Так получилось, что за свою недолгую историю книгопечатание не принесло нам разнообразия в оформлении наборного текста. Разбавлять «одинаковость» можно разными шрифтами, форматами и размерами.

Если мы набрали текст каким-то шрифтом, наши дальнейшие маневры весьма ограничены. Можно увеличить интерлиньяж (расстояние между строками), выровнять строки по правому или по левому краю. Подчеркнуть интонацию на письме почти нечем — в наличии щепотка знаков препинания.

Есть еще несколько типографских способов обозначить смысловую часть. Эти способы делятся на позволительные и непозволительные.

Позволительные: жирное начертание, полужирное начертание («п/ж») и курсив. Непозволительные: разбивка, подчеркивание, выделение цветом. Сразу скажем, что непозволительны эти три способа только в основном наборе текста. В качестве акциденции (то есть специального художественного оформления, для заголовков, на плакатах и пр.) они пригодны. Но в книге (по глубочайшему убеждению автора) использовать разрядку или подчеркивание категорически нельзя — эти приемы появились от безысходности во времена пишущих машинок — надо же было хоть как-то выделять слова.

Получается, что в наследство от предков нам достались только два пригодных способа выделять слова в тексте: полужирным и курсивом.

Хозяйке на заметку.

Впервые курсив в печати применил типограф Альд Мануций в конце XV века. Курсив появился как подражание начертанию документов папской канцелярии. Поскольку дело происходило в Италии, то распространившийся дальше по Европе шрифт так и назвали — итальянский. Он известен каждой секретарше под названием «италик».

В наборе можно использовать полужирное и курсивное начертания безо всяких зазрений совести.

Полужирный больше подходит для заголовков, курсив — для выделения слов без изменения оптической равномерности полосы. Полужирный тоже подходит для выделения слов в тексте, но у него есть одна особенность — жирное слово видно на полосе еще до того, как читатель дошел до выделенного места. Поскольку это может лишить читателя заготовленного автором сюрприза, лучше в таких случаях использовать курсив. Он достаточно выделяет слова, но не бросается в глаза, пока взгляд не подойдет к нужной строке:

При современном развитии печатного дела на Западе напечатать советский паспорт — это такой пустяк, что об этом смешно говорить...

При современном развитии печатного дела на Западе напечатать советский паспорт — это такой пустяк, что об этом смешно говорить...

Если говорить о том, что правильнее использовать, то в наборном тексте лучше применять курсивные, а в заголовках — полужирные начертания.

Как и любым другим специальным приемом, выделением текста стоит пользоваться в меру. Набирать целую страницу курсивом — неуважение к диоптриям читателя.

Если возникает необходимость в полужирном наборе выделить какое-либо слово, то нужно использовать полужирный курсив. Сам по себе он практически не имеет права на существование:

При современном развитии печатного дела на Западе напечатать советский паспорт — это такой пустяк, что об этом смешно говорить...

Если в курсивном наборе нужно выделить какое-либо слово (для использования полужирного курсива в курсивном наборе должны быть исключительно веские причины), то применяется обычное, некурсивное начертание. Особенно так любят делать на Западе:

При современном развитии печатного дела на Западе напечатать советский паспорт — это такой пустяк, что об этом смешно говорить...

Полужирное начертание имеет иллюстративный и рек­ламный характер и практически никогда не встречается в художественном тексте. Курсив как раз весьма пригоден для художественной литературы и цитат:

Если вы не купите наши пластиковые трубы, вас всю жизнь будут преследовать кошмары, а ваше существование потеряет всякий смысл. Пластиковые трубы — ваша единственная надежда в этом сложном мире.

Солнце клонилось к закату, и в комнате появился нежный, знакомый с детства запах миндального печенья. Тетка всегда говорила Ивану, что так пахнет цианид. Что это, он пока не знал.